ФРАНСУА ВИЙОН

 

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ПОЭТИЧЕСКИХ СОЧИНЕНИЙ

 

РИПОЛ КЛАССИК

Москва

1998


 

БАЛЛАДЫ НА ВОРОВСКОМ ЖАРГОН

 



БАЛЛАДА I

 

На Париженции до черта ябед!

Они на братцев положили глаз!

В два счета веселуху испохабят

И наведут архангелов на вас.

А эти вас, братки, прищучат враз.

В холодной раскурочат до кишок,

Под перекладиной запустят в пляс,

Нашмякают из жуликов колбас,

Зафиздипупят в каменный мешок.

Атас, ребята, слышите? Атас!

 

И мудрено ль? Вскочил – и был таков.

Из логова на все четыре – шасть!

Подале от судейских мастаков!

Недолго ведь на свадебку попасть:

С орясиной венчаться – эка сласть!

А то найдется и куруху, чать,

Заложит в одночасье вашу рать.

Вы с ним не очень-то, без выкрутас.

Не стоит рядом с этаким и срать.

Атас, ребята, слышите? Атас!

 

Не сладко кувыркаться на бревне:

Сдается мне, супружница жестка.


Не знаю, как хотите, а по мне,

Зависнуть на кувыркале – тоска.

Бегите-ка до тихого леска!

А ежели вас судит сам Паша,

Немилосердно приговор пиша,

Ни уговоры, братцы, ни подмаз

От петли не избавят ни шиша!

Атас, ребята, слышите? Атас!

 

Принц-бестия, костарь и пустопляс,

И вы, жулье, делишек и проказ,

Ей-ей, не выставляйте напоказ:

Подарочек вам ябеда припас.

Атас, ребята, слышите? Атас!

 


БАЛЛАДА II

 

Бросай кровянку, шатуны,

До беса ябед и сутяг.

Иль батоги вам не страшны?

Вон на суде Колен Толстяк

Раскалывался так и сяк,

Со страху инда и набздел,

А толку-то? И он иссяк

Под мастером жоплечных дел.

 

Смените-ка скорей наряд

И схоронитесь там и сям.

Срамно тикать? Но, говорят,

На жерди виска – больший срам.

Вон Монтиньишка понял сам

И от стыда, бедняга, вздел

Пустые бельма к небесам

Над мастером жоплечных дел.

 

Опять отпетые бок о бок

Засели в кости трюкачи.

Ходи, ребята, без подскребок

И, отвернувшись от свечи,

С добавочками не ловчи.

Любой из вас, братва, дебел,


И поцелуи горячи

У мастера жоплечных дел.

 

Принц, батоги ли не страшны?

Угомонись, покуда цел.

Уж лучше без тугой мошны,

Чем с мастером жоплечных дел.

 


БАЛЛАДА III

 

Звонари

До зари

По вертепам дерганут

Бражку - слякоть

Помуслякать, :

Покуропчить там и тут

По карманам у зануд,

Пощипать добра червона!

Эка вона!–

Сесть без звона,

Вас обставить сморкачей,

Эти суки всех ловчей.

 

Вдруг, как крали,

Суки стали

Строить глазки, щекоча

Сморкача.

А для ча?

Чтобы дрогнула рука

У тебя, у дурака.

Мол, костяшкой щелкану

На кону.

На-ка, ну!

Не должник фискал ничей.

Эта сука всех ловчей.

 


Кокийяр,

Как ни яр,

А поди фискалу вмажь-ка!

Сам ты, пташка,

Охнешь тяжко!

Неспроста тебя фискал

Из виду не упускал.

И не набежит слеза

На глаза

У туза.

Поостынь да размягчен.

Эта сука всех ловчей.

 

Судьям попадешься сдуру -

Спустят шкуру.

Лучше уж сиди под мухой,

Карты плюхай

И ходи под ловкачей,

Хоть и суки всех ловчей.

 


БАЛЛАДА IV

 

Картишки посолив, поперчив,

Чтоб выколачивать деньгу,

Не будь, как фофаны, доверчив,

Не переперчивай рагу!

Куруха заплетет мозгу!

Развесят уши караси.

И я скажу – и не солгу:

От кичи ноги уноси.

 

Связали, парень, – развяжись.

Дай деру от ищеек, сук.

В коловорот не лезь ни в жись.

Куда ни сунься, звон и стук.

Иль на ухо куруха туг?

С ним гужеваться – нет, мерси.

Не хочется тебе на сук –

От суки ноги уноси.

 

С концами, ежели возьмут,

Ждут не дождутся нашей швали

Четыре палки и хомут.

Чем не жена? Не видел али

На распроклятом карнавале,

Как с виселицы к небеси


Мошенники балду вздевали?

А видел – ноги уноси.

 

Принц-удалец, почто доверчив?

С мечом картежник, хрен-еси!

Вонми совету: переперчив

Картишки, ноги уноси!

 


БАЛЛАДА V

 

Звезди, звездюк, когда звездится,

Но не тащи в звездец звездеж,

Не то рогожа и водица –

Вот все, к чему, звездя, придешь.

Тикай, коль бегать невтерпеж.

Обычай в каталажке груб.

Когда тебя, а не тетеш

Обхаживает душелюб.

 

Ау, приятельские лица!

На воле-то кабак хорош.

А висельнику веселиться

В компании судейских рож.

Ври знай, авось поможет ложь.

Беда – когда своих голуб

В казенном доме, хошь не хошь,

Обхаживает душелюб.

 

Послушай, парень, очевидца

И фараона облапошь.

Не то прохожий удивится,

Как на веревке без одеж

Ты на говядину похож!

Наплачешься в мешке хлюп-хлюп.


А занеможится – ну что ж,

Тебе поможет душелюб.

 

Принц, ты ж мужик, а не девица,

Умолкни, ежели не глуп,

Чтоб от любви не удавиться,

Когда обнимет душелюб!

 


БАЛЛАДА VI

 

Доброхоту верьте, детки!

Будьте, братцы, начеку.

Вы по фене ботать метки,

Но бахвалов распеку.

Не трепитесь с кондачку.

Да под носом у ярыг!

А иначе на суку

Быстро свесите язык.

 

Помолчите, дурни эдки,

Вашу дурью жаль башку.

Угодите на котлетки.

Дрянь – деньга, я вам реку.

Приохотьтесь к медяку.

Или в петельке дрыг-дрыг

Дрыганетесь и ку-ку,

Синий вылезет язык.

 

Тут как тут отцы-наседки.

Не спускают простаку.

Судьи жалостные редки.

За вину каку-таку

Попадают под доску?

За фуфло, ребята, siс!


За свое кукареку

Тихо свесите язык.

 

Принц, твои словечки едки,

Но без слов и без музык

За фальшивые монетки

Молча свесится язык!

 


БАЛЛАДА VII

 

– Хорош, ребята, город Парижуха,

Но в петле кочевряжиться на кой?

– Зато приятна песенка для слуха,

Как висельник венчается с доской,

И прут жених с невестой на покой!

– И дрыгается в воздухе браток

С ноздрями рваными да без порток,

С орясиной обрачившийся спьяну?

Ярыга к нашей братии жесток!

– Шалишь! Жениться на бревне не стану!

 

–Тогда смывайтесь. Дело с вами глухо:

На воле оглоеды и разбой,

А в каталажке обух и гнилуха

Припасены для шайки воровской.

А двери из мешка поди раскрой!

Послушайтесь, ребята, этих строк.

– Чегой-то ты к червонным больно строг?

И все поешь про свадьбу эту срану!

Мне подавай кабак, а не острог.

А на бревне жениться я не стану!

 

         Но вас пасут наушник и куруха!

– А мы наладим флейту и гобой,


Пока ярыги слушают вполуха,

И спляшем я да ты, да мы с тобой,

С любой марухой шелопут любой. –

– Гони-ка лучше ряженых сорок,

Час не ровен, архангел недалек.

Закройся в домовине спозарану.

Не то повиснешь – женки поперек.

А я жениться на бревне не стану.

 

Принц кокийяров, слушай, костарек,

Последнее словечко, как осанну,

Совсем уж под завязку приберег:

Ей-ей, жениться на бревне не стану!

 


БАЛЛАДА VIII

 

Домушники, мазурики в чести!

Любители ломилом потрясти!

Ручонки, пацанва, укороти

И посиди тихонько взаперти!

Обабиться, как Толстый, – не ахти!

А коль буяна за мокруху хвать,

В казенном доме брачная кровать,

По рылу плюха и под зад солома,

И будете в холодной целовать

Наседку, фараона, костолома.

 

И ты, пахан, фальшивые культи!

Оглобли от греха повороти!

Не то завоешь: «Мать тара-тати»,

Когда палач, погладив по плоти,

Всего тебя разымет на ломти.

Чуток пощиплешь фраера – и глядь,

Ужо заголосишь на дыбе: «Блядь!»

Нет, лучше побалдеть, ребята, дома,

Чем хоботами злоупотреблять

Наседки, фараона, костолома.

 

И ты, красавчик, – Господи прости,

Готовый своего же провести!


На стреме посчитай до десяти,

У ябеды покуле не в сети,

А посчитал – в кусточки припусти.

В кусточках, парень, тишь и благодать,

А в кабаках чума… ан нет, видать,

Не больно-то голубчику знакомо,

Как в киче и на дыбе утруждать

Наседку, фараона, костолома.

 

Принц, ювелир-стекольщик, плут и тать,

С ремесленничками тебе под стать!

Ты, спору нет, орел, а не кулема.

Но на веревке и орлу дристать

В наседку, фараона, костолома.

 


БАЛЛАДА IX

 

Намедни, братцы, я с наваром шел.

Гляжу – Сигошин дом. Во, грю, усладца!

Кирнуть с цыганом и кадрить фефел!

Пойдет потеха – со смеху уссаться!:

И прямиком к нему в кабак чешу.

А он там корчит из себя пашу

С молокососами в углу хибары,

И вымогает барыши-хабары,

И ботает по фене. Глянь-ка вона!

Чай, думает, помогут тары-бары

Дерябнуть на халяву выпивона.

 

Ну, значится, и карточки на стол.

Гляжу – один успел-таки набраться,

А цыганва перемигнулась, мол,

Сча обработаем в картишки братца.

И завели промеж собой шу-шу.

И, слышу, баит кореш корешу:

«Во две монеты поимел с понтяры».

Э, думаю себе, цыганы яры!

А тот грит: «Проворонила ворона,

Бежим, пока под мухой кокийяры,

Дерябнем на халяву выпивона».

 


Сидим. Вдруг зенки хмырь один завел,

Вопит: «Ой, наколола стерва цаца!

Ой, ейный стырил денежки кобел!

Весь дом я просадил им до матраца!

Сижу тут, чарочки им подношу!

Ей и ее поганцу кудряшу!

За картами не чую близкой кары!

А, видно, ейные уловки стары!

Вишь, утекла и не дала, гулена!

И сперла гунку у меня и шкары,

Дерябнув на халяву выпивона!»

 

Принц, коли девка расточает чары,

Глянь, нет ли ухажера у девчары.

А коли есть – любиться с ней говенно!

Вмиг обосрут тебя, как янычары,

Дерябнув на халяву выпивона!

 


БАЛЛАДА Х

 

Бегите, цуцики, прибавьте прыти!

Воспомните о висельном уделе.

Вишь, по вертепам-кабакам дурите,

Доколе вас на жердочку не вздели.

Зато блажен, в веселии, в беде ли,

Когда, убравшись из зертепа в скит.

Уже не с чаровницами в борделе –

С зеленой травкой горемыка спит.

 

Вон кокийяр повешенный, глядите!

От страха ротозеи онемели:

Ни нюхалки, ни платья на бандите.

И то сказать: вы сами, пустомели,

От петли отбрехались еле-еле.

Закрой хлебальницу и ты, пиит!

Ведь не на дыбе – на цветах, на хмеле

С зеленой травкой горемыка спит.

 

Грядите с миром. А с ворами нити,

Покуле сами в лычке на замшели,

Как перед Богом грю вам, оборвите.

От батогов укроешься ужели?

Вот нонече и мне-то ох тяжеле!

И этот вон до полусмерти бит.


И слава Богу, ежелт при теле

С зеленой травкой горемыка спит.

 

Вздохнув о дрыне, крестнике артели,

И о мазурике, моем доселе

Любимчике, о Жане и Ноэле,

Ловчилах-парях, кои без обид

На Париженции бока наели, –

С зеленой травкой горемыка спит.

 


БАЛЛАДА XI

 

На днях, незадолго до Рождества,

К Сигошке-медвежатнику в кабак,

Гляжу, уфиздипупила братва.

Народу – как невешанных собак!

А уж сама орава какова!

Марухи, фифы-рюши-кружева,

Шакалы, шкоды, шипачи-роднули,

Барыги и отребье-цыганва

Питушницу вдругорядь жаханули!

 

Ну клюнули, как водится, сперва.

И зажевали корочкой за так.

Одна уговорилась ендова.

Пошел тут разговорец меж ватаг,

Мол, неча жилиться. Коль дешева

Жратва у нас, так это не жратва.

И скидывались поровну, покуле

Не набралось. Се, клюкнув однова,

Питушницу вдругорядь жаханули.

 

Теперича монет едва-едва.

Но тут мы надоумили парняг

И дернули втихую по дрова.

Короче, дело выдалось верняк.


Кой-чо кой-где почистили, да как!

Ух и была работка здорова!

Товарец рассовали в рукава,

Покуда кнокарь дрых на карауле.

Жиду навар загнали, и эхва!

Питушницу вдругорядь жаханули..

 


КОММЕНТАРИИ

 



В настоящем издании Полное собрание поэтических произведений Франсуа Вийона приводится без каких-либо исключений на основе издания: François Villon. Oeuvres. Editées par Auguste Longnon. Quatrième édition revue par Lucien Poulet. P., Champion, 1932. Переводчиками – прежде всего выполнившими почти полные переводы наследия Вийона Ф. Мендельсоном, Ю. Кожевниковым и Ю. Корнеевым – были учтены замечания и уточнения множества других изданий; шесть из написанных Вийоном на жаргоне «кокийяров» баллад впервые появились еще в издании Леве в 1489 году, в более поздних изданиях их число дошло до одиннадцати; хотя однозначному толкованию их содержание не поддается, Е. Кассирова, используя известный эксперимент Л. Гумилева и С. Снегова (по переложению научно-исторического текста на блатной и воровской), выполнила для нашего издания полный перевод всех одиннадцати «баллад на жаргоне». В основном тексте использован перевод Ю. Кожевникова, в примечаниях приведены варианты переводов почти всех баллад Вийона, выполненных другими поэтами.

 


ПРЕДУКАЗАНЬЕ

Нумерация строф соответствует нумерации текста в примечаниях.

 

I Вегеций, Флавий Ренат – латинский писател IV века н.э., автор «Краткого изложения военного дела», – таковое на французский язык перевел Жан де Мен (ок.1240–ок.1305), один из авторов «Романа Розе».

 

IX

Гийом Вийон (1398–1468) – священник, приемный отец поэта.

 

XI

Итье Маршан (ок.1430–1474) – сверстник и, видимо, собутыльник Вийона, сын советника Парижского суда. Умер в тюрьме при невыясненных обстоятельствах.

Жан ле Корню (?–1476) – сын крупного финансиста, в юности – сборщик налогов. Неизвестно, из-за чего он поссорился с Вийоном (как и в ссоре с Маршаном и в большинстве прочих подобных случаев).

 

XII

Пьер де Сент-Аман занимал высокую должность королевском казначействе (1447); естественно, что и нему любви Вийон не питал.


Жан де Бларю – парижский ювелир.

«Белая лошадь», «Мул», «Пегий осел» –- парижские харчевни.

«Кармелитская булла» – издана в 1449 году папой Николаем V по настоянию францисканцев, августинцев и кармелитов, давала право исповеди всем членам их орденов, что уменьшало доходы простых кюре. Впрочем, булла скоро была отменена папой Каликстом III.

 

XIII

Роберт Вале получил степень лиценциата в 1449 году, был писцом в суде, принадлежал к состоятельной семье.

«Трюмильер» – парижская харчевня, букв. «Поножи».

Жанна да Мильер – любовница Вале, державшая сожителя под каблуком.

 

XIV

Мальпансе – почти дословно «слабоумие». «Искусство памяти» – дидактическое сочинение XIV века, своеобразный учебник мнемоники.

 

XV

Достопочтенный Сен-Жак – церковь святого Жака (Иакова).

 


XVI

Жак Кар дон (1423–?) – потомственный купец-суконщик

 

XVII

Ренье де Монтини (ок. 1429–1457) – сын королевского пекаря; связался с ворами и был повешен.

Жан Рагье – один из двенадцати телохранителей парижского прево (верховного судьи).

 

XVIII

де Грини – видимо, Филипп Брюнель (?–1504), постоянно претендовавший в суде на родовое имя де Грини

Нижон – замок в предместье Парижа (ныне оказавшийся в черте города). Охрана таких замков обычно) поручалась дряхлым старикам.

Бисетр – во времена Вийона замок этот был уже) превращен в руины.

Мутон – о нем, как и о Катулловом «Равиде» (см. предисловие), не известно решительно ничего.

 

XIX

Папенов водопой был в XV веке на правом берегу Сены.

Жак Рагье – сын королевского повара, бабник и пьяница

«Сосновая шишка» – парижская таверна.

 


XX

Жан Могпен – парижский следователь; в 1457 году расследовал дело об ограблении Наваррского коллежа, в каковом участвовал и Вийон (см. предисловие).

Пьер Басанье (1430–ок. 1467) – следователь при парижском прево. Сеньор Басанье –: сам прево, т. е. Робер д’Эстутвиль, которому посвящена ранняя баллада Вийона, вошедшая в «Большое Завещание».

Пьер Фурнье – стряпчий прихода Св. Бенедикта.

 

XXI

Жан Труве – подручный мясника, замешанный во множестве драк и скандалов, отчего его имя фигурирует во многих судебных бумагах.

«Бык», «Корова» – вывески пивных. «Корову» (…) унес виллан» – традиционная забава школяров, уносивших прочь вывески харчевен и пивных.

 

XXII

Шевалье дю Ге – т. е. начальник парижской городской стражи; с 1455 года эту должность занимал Жан дю Арле, чья принадлежность к дворянскому сословию (необходимая для занятия такой должности) вызывала большие сомнения.

«Шлем» – весьма известная в Париже таверна.

«Три лилии» в Шатле – помещение в замке, где располагались и суд, и тюрьма. Возможно, речь идет просто о камере с тремя кроватями, но точное значение этого места у Вийона расшифровке не поддается.

 


XXIII

Перт Маршан, бастард дю Барра (?– ок. 1493)– стражник при Шатле, надзиратель за девицами легкого поведения, сводник и развратник.

 

XXIV

Козэн Шоле – бочар, поздней городской стражник, компаньон Жана ле Лу по краже домашней птицы, известный своей драчливостью и попавший в тюрьму.

Жан ле Лу – парижский водовоз и вор, специализировался на воровстве домашней птицы.

 

XXVXXVI

Три малыша (…) – несчастные сиротки – Госсуэн, Марсо, Лоран, Жерар Госсуэн (?–1467) – богатый парижский ростовщик, Жеан Марсо (?–1468) – один из самых богатых ростовщиков Парижа, неоднократно преследовавшийся по закону. Колен Лоран (?– 1478) – еще один парижский ростовщик и богатый «процентщик».

 

XXVIII

Гийом Котен, Тибо Витпри – старые и богатые каноники Собора Парижской Богоматери, советники городского парламента, домовладельцы.

Дом и спор Гийо – Гельдри. В 1423 году некий Гийо де ла Марш сдал в аренду мяснику Лорану дом, но тот отказывался вносить арендную плату. Само вы-
ражение «Дом Гийо Гельдри» стало эвфемизмом для денег, которые невозможно взыскать с должника.

 

XXIX

«Посох» – еще одно название таверны. Впрочем, тут имеется в виду также и епископский посох – эмблема сана, которого вожделеют Гийом Котен и Тибо Витри.

 

ХХХII

Нищие братья – т. е. монахи нищенствующих орденов (доминиканцы, августинцы, францисканцы, кармелиты), были обязаны жить только подаянием.

Бегинки – нечто вроде полумонашеского объединения для женщин и девушек-сирот, зарабатывавших на жизнь собственным рукоделием.

Божьи дочери – неимущие женщины, жившие при аббатстве Сен-Лени близ Парижа.

 

Перечисление монашеских орденов в произведениях, подобных «Завещаниям» Вийона, очень характерно для поэзии позднего средневековья, как для латинской, так и для поэзии на новоевропейских языках. Ср. отрывок из произведения почти ровесника Вийона, фламандского поэта Антониса де Ровере (1430–1482) «О празднике мельниц»:

 

К празднику пусть стопы устремит

Каждый аббат и смиренный инок,


Августинец, лаллард и богармит;

Также и добрых сестер-бегинок,

Нищенок, страждущих сиротинок,

В жизни вовек не знавших утех,

Ждут непременно, ждут без заминок:

Мельничный праздник – праздник для всех.

(Перевод Е. Витковского)

 

С «Завещаниями» Вийона в данном случае совпадает даже система рифмовки, хотя Вийон писал по-французски, де Ровере – по-нидерландски.

 

XXXIII

Жан де ла Гард – богатый бакалейщик, некоторое время исполнявший обязанности королевского секретаря.

«Золотая ступка» – парижская таверна, но распространенный эвфемизм «пестик-ступка» содержит в себе намек на то, что де ла Гард был рогоносцем.

Св. Мавр – покровитель страдающих подагрой.

«Огонь святого Антония» – заражение крови.

 

XXXIV

Пьер Мербёф (?–1475) – богатый парижский торговец сукном.

Никола де Лувье (?–1483) – также суконщик, в 1454–1461 гг. был сборщиком налогов. Как и Мербёф, пытался доказать свое право на принадлежность к дворянству.


Гувьё – местность близ Шантийи, где смотрителем прудов и дорог числился Пьер де Руссевиль, чья бедность почти вошла в поговорку.

Экю-дубьё – «Принцы Дураков», избираемые на народных средневековых празднествах, вместо монет разбрасывали в толпу деревянные кружочки.

 

XXXV

Анжелюс – вечерняя молитва

 

XL

Биллон – мелкая медная монета.

 

ЗАВЕЩАНИЕ

 

I

Тибо де Оссиньи (?–1473) – епископ Орлеанский и Мэнский, из чьей тюрьмы 2 октября 1461 года освободил Вийона король Франции Людовик XI.

 

V

«…как за Котаровы раденья» – Жан Котар (?–1461) – каноник церквей Сент-Пьер и Сент-Этьен, в 1455 году числился прокурором церковного суда, за какую-то провинность наложил на Вийона штраф. Между тем Котар был знаменит своим пьянством, скончался
примерно за год до написания «Завещания», чему посвящена «Баллада-молитва», также включенная в текст поэмы.

«…не по книге» – упомянутые ниже пикары, еретическая секта, отрицали необходимость молитвы вообще, так что в данном тексте «читать молитву не по книге» означает не читать молитву вовсе. Секта пикаров была широко распространена в Дуэ и Лилле, куда Вийон отсылает епископа (т. е. того самого Тибо де Оссиньи, который заточил его в тюрьму) для обучения ересям и алкоголизму.

 

VI

Стих седьмой псалма 108: «Когда будет судиться, да выйдет виновным, и молитва его да будет во грех».

 

IX

Марциал – в данном случае епископ Лиможский (III век), знаменитый своей отвагой.

 

XII

Пишет автор толкований – в данном случае имеются в виду толкования к Аристотелю, созданные арабским (жившим в Андалусии) ученым Ибн-Рушдом (1126–1198), известным в Европе под именем Аверроэс.

 


XV

«Роман о Розе» – наиболее знаменитый средневековый роман в стихах, написанный Гийомом де Лоррисом и Жаном де Меном в XIII в.

 

XVIIXX

Рассказ об Александре Македонском и пирате Диомеде Вийон позаимствовал, по собственному признанию, у Валерия Максима (III век), который, в  свою очередь, извлек его из «Республики» Цицерона.

 

XXX

Бенедикт – Бенедикт Нурсийский, основатель нищенствующего ордена бенедиктинцев (ок. 530 г.). Ю. А. Кожевников ввел упоминание этого ордена и самого Св. Бенедикта вместо названного в оригинале ордена Картезианцев, основанного в 1084 г.

Целестин – будущий папа Целестин V, в 1251 году основал в Южной Италии монашеский орден (как ветвь ордена бенедиктинцев).

 

XXXIII

Что написал, то написал – почти точная цитата из Евангелия: «Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он  говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал». (Иоанн, 19, 21–22).

 


XXXVI

Жак Кер (?–1461) – богатейший купец и банкир; в 1451 году, однако, был лишен состояния и изгнан из Франции.

 

Баллада о дамах минувших времен

После XLI строфы Вийон (см. предисловие) начинает вкраплять в текст «Завещания» баллады и иные произведения, очевидно, созданные им в прежние годы. Эта баллада – по-видимому, самое прославленное произведение Вийона) и мы cчитаем необходимым поместить в примечания большинство известных переводов баллады, созданных русскими поэтами в XX веке.

Флора – в римской мифологии богиня цветения и юности; в средние века это имя стало синонимом куртизанки.

Таис – у нас известна как «Таис Афинская» – куртизанка, сопровождавшая в походах Александра Македонского.

Алкивиада Вийона – «Архипиада») – имя это вызвано к жизни ошибкой историков: философ Боэций (V век) называл Алкивиада образцом красоты, но средневековые толкователи ошиблись и перепутали его с женщиной, заодно исказив имя.

Эхо – нимфа (см. «Метаморфозы» Овидия), вызвавшая гнев богини Геры. Та же история пересказана в «Романе о Розе».


Элоиза (1101–1162) – возлюбленная философа Пьера Абеляра (1079–1142), которого родичи Элоизы оскопили, дабы сделать невозможным их брак.

Королева, приказавшая утопить Буридана – видимо, средневековая легенда, ибо философ Жан Буридаy (ок.1300–1358), хотя молва и приписывала ему (схоласту!) множество связей с высокородными дамами, едва ли мог быть любовником Маргариты Бургундской, жены Людовика X, либо Жанны Наваррской, жены Филиппа IV, хотя и ту и другую легенда наделила изрядной распутностью. Буридан был намного моложе обеих.

Бланш – вероятно, Бланка Кастильская (1188– 1252), жена Людовика VIII, мать Людовика IX Святого.

Берта, что звалась Большой ступней (или Большой Ногой) жена короля Пипина Короткого, мать Карла Великого.

Алиса (а у Вийона еще и Битриса) – обычные имена французских рыцарских романов, кого имел в виду Вийон – видимо, установить уже нельзя.

Арембур (?–1220) – графиня Менская.

Жанна – Жанна д’Арк (1412–1431) – факт ее сожжения в Руане на площади был поставлен под сомнение лишь в XX веке.

Приводим другие переводы той же баллады.

Перевод Валерия Брюсова впервые опубликован в 1913 году.

 


Rambler's Top100
Hosted by uCoz