Т.Ф. Гусакова
     Альтернативы смысла

 

Горит бессмыслицы звезда,
Она одна без дна.
А. Введенский.

     
     Из слов, противоположных по значению слову "смысл", можно выстроить длинный синонимический ряд: абсурд, бессмыслица, нонсенс, ахинея, ерунда, чушь, вздор, галиматья и т.п.
     Абсурд - понятие, показывающее, что мир выходит за пределы нашего представления о нем. Слово "абсурд" восходит к латинскому "absurdus" - нелепый, от "surdus" - глухой, неявный, тайный.
     Под абсурдным можно понимать то, что имеет смысл, но этот смысл невнятен, неслышим. Абсурд отличается от бессмысленного: бессмысленное не истинно и не ложно, оно ничему не соответствует в реальности. Абсурдное высказывание осмысленно и в силу своей противоречивости является ложным.
     В обычном языке нет однозначности в понимании слова "абсурд". Абсурдным называют и бессмысленное (например, "квадратное горячее синего"; "старая дева пишет трактат "Трамвай благочестия"), и нелепо преувеличенное ("почва такая хорошая, что если посадить в землю оглоблю, то через год вырастет тарантас"), и внутренне противоречивое выражение ("сын бездетных родителей").
     В статье "Феноменология абсурда" М.Стафецкая пишет: "Абсурд - это наличие темного пятна в сознании, наличие черной дыры, в которую сколько ни бросай умственных усилий - все ничего, заполнить ее не удается" (1,140). "Абсурд - симптом разрыва с бытием. Абсурд - плата за ослепление доказательной мощью понятия" (1,141).
     Под бессмысленным понимают языковое выражение, не отвечающее требованиям синтаксиса или семантики языка. Бессмысленное выражение вообще не сопоставимо с действительностью. Оно не истинно и не ложно, данные предикаты имеют только осмысленные высказывания. Бессмысленное - это всегда нарушение правил языка. Например, выражение "Если появилась луна, то катер" нарушает синтаксическое правило, требующее соединять с помощью импликативной связки "если:, то:" только высказывания. В бессмысленном выражении "Хорошо, что симметричность вкушает интуицию", претендующим на оценку, смешиваются разные семантические категории; оно не может быть не истинным, ни ложным.
     Понятие "бессмысленное", являясь размытым, не имеет ясного содержания. Поэтому найти резкую границу, отделяющую осмысленное от бессмысленного, принципиально невозможно. Эта расплывчатость границы эффективно используется в языковом общении. В художественной литературе с помощью этой неопределенности нередко удается выразить то, что невыразимо никаким совершенным в своем синтаксисе и в своей семантике искусственным языком. Так, у Ф.Достоевского встречаются выражения, балансирующие на грани правил, например: "он впадал в скорбь и шампанское".
     Область бессмысленного не является гомогенной и простирается от привычных "ерунды", "чуши", до экзотичных "ахинеи", "нонсенса", "абракадабры".
     Существует два объяснения происхождения слова "ерунда", и оба связаны с заимствованиями. Согласно первому, оно представляет собой искаженное слово gerundium, то есть герундий - название одной из форм латинского глагола. У Н. Лескова, в книге "Соборяне" "пакостное" слово "ерунда" произносит дъякон Ахилла, который пред отцом Савелием разворачивал всю сокровищницу своих столичных заимствований. Назвав это слово, кроме всего прочего, "мерзостью", отец Савелий резонно заметил, "нам с тобой на что эту герунду заимствовать, когда с нас и своей русской чепухи довольно"?
     По другой этимологической версии Лескова слово "ерунда" происходит от немецкого Hier und da, означающее что-то вроде "сюда и туда". "Между работниками из немцев в Петербурге это краткое и энергически определенное выражение в очень сильном ходу. Особенно часто его случается употреблять в колбасном производстве при сортировке мяса. Одно назначают к составлению "деликатесов", другое - к выделке низших сортов, а затем еще образуется из отброса такой материал, который один сам по себе никуда не годится, но может быть прибавлен туда и сюда - "Hier und da".
     Слово "чушь" В.Даль толкует как не свой, чужой (чужь), сторонний, незнаемый, непонятный, иноземный, чепуха, дичь, вздор, нелепость, бессмыслица.
     Близкое по смыслу к ерунде слово "ахинея", скорее всего, происходит от выражения "афинейские (т.е.афинские, древнегреческие) мудрости. Так разъясняет М.Фасмер, называя его семинарским словом. Ахинея - напыщенная, сумбурная речь, бессмыслица. Фасмер полагает неоправданным сближение слова "ахинея" с "хинить" - порицать, осуждать. Хинь - вздор, болтовня.
     Из французского пришло в русский язык слово "галиматья", что означает "бестолковщина", "чепуха", вздор, бессмыслица (галиматейный - вздорный, пустой; галиматейщик - щица - говорящий бессмыслицу).
     Другое слово из синонимического ряда - нонсенс (анг. nonsense от лат. non - не, нет , sensus - смысл) -бессмыслица, нелепость.
     Самое экзотическое слово "абракадабра" (ср.-лат. abracadabra) - магическая формула, таинственное слово, которому приписывалась чудодейственная сила. Современное значение - бессмыслица.
     Одна из наиболее значительных теорий бессмыслицы была разработана в кружке "чинарей" (А.Введенский, Я.Друскин, Л.Липавский, В.Олейников, Д.Хармс). Своеобразным манифестом "чинарей" можно считать последние строки из поэмы Введенского "Кругом возможно Бог" "горит бессмыслицы звезда, она одна без дна:". "Чинари" различали два вида бессмыслицы. Первый - бессмыслица речи, в которой слова вводятся в непривычный для них контекст, что приводит к "столкновению смыслов" в тексте и языке. Через разрушение ассоциативных и логических связей "чинари" создавали свой язык. Второй вид бессмыслицы можно назвать онтологическим.
     "Чинарь - авторитет бессмыслицы" (так подписывал Введенский свои стихи) предпринял попытку "поэтической критики разума", причем более основательную, как он считал, чем кантовская.
     В неоконченном трактате "Серая тетрадь" Введенский утверждал, что мир, который существует во времени, и сам есть время, непостижим с помощью мысли. Наша человеческая логика и наш язык не соответствуют времени ни в каком, ни в элементарном, ни в сложном его понимании. Наша логика и наш язык скользят по поверхности времени. "Поэтика бессмыслицы" Введенского - шаг в то, что он называет широким непониманием - необусловленным взглядом на мир вне детерминированных механизмов сознания. Введенский реально обнаруживает "неукладываемость мира" в прокрустово ложе готовых форм мышления и языка. Мир пытается сбросить с себя навязанную ему понятийно-словесную сетку, в которую его поймали. Пафос поэзии Введенского бунтарский - разметать заграждения и разрушить окостеневшие понятийно-языковые конструкции. Неукладываемость действительности в рамки таких конструкций порождает знаменитый эффект бессмысленности, одна из функций которой у Введенского состоит в дискредитации этих конструкций.
     Модели бессмыслицы создаются Введенским различным путем. Один из них - семантическая неупорядоченность, сочетание категориально различных поэтических элементов типа звери чины и болезни; рукомойники и паства; двухоконная рука; ходи говорю шепотом, мох и ботичелли, можжевеловый карман. Или столкновение элементов, несовместимых по смыслу - шерстяные пузатые балерины, молча гаркнул.
     Эффект бессмыслицы может возникнуть за счет семантического сдвига в сочетания типа: бонжур палач (в обращении царя к палачу).
     В других случаях Введенский конструирует модели бессмыслицы методом подстановок, как во фразе комар здесь пеших не подточит (вместо "носа не подточит"). Характерным для творчества Введенского является и употребление словесных рядов, члены которых переходят в процессе порождения от некоторой первоначальной осмысленности к бессмысленности...
     Я сидел в своей гостиной,
     Я сидел в своей пустынной,
     Я сидел в своей картинной
     Я сидел в своей недлинной
     За столом.
     


     Первые члены таких рядов являются осмысленными, последующие же падают в абсурд. К осмысленному элементу может добавляться бессмысленный, дискредитирующий все высказывание в целом:
     Я прихожу в огонь и ярость / на приближающуюся старость.
     
     В чинарском мироощущении имеют глубокие корни мотивы обратности:
     Чтобы было все понятно,
     Надо жить начать обратно.
     

     Особое место в этом мироощущении занимает мотив запредельного хождения:
     Спустите мне, спустите сходни,
     Пойду искать пути Господни.
     

     Чинари в своем творчестве касались философских вопросов. Введенский говорил: "Меня интересуют три вещи: время, смерть и Бог". По признанию самого поэта, его основным ощущением было ощущение бессвязности мира и раздробленности времени. Проблема мира и времени определяется Введенским как "время поедает мир".
     И все-таки главной темой для Введенского была бессмыслица. Абсурдное для нашего мира в другом мире ("соседнем", на языке чинарей) может восприниматься как имеющее смысл. Да и само понятие логичности есть понятие не абсолютное, - что было алогичным вчера, то стало сегодня вполне логичным.
     Если в ранних произведениях Введенского бессмыслица ощущается как нарушение привычных семантических связей, то в более поздних она воспринимается как способ фиксации более глубокого и точного смысла. Семантические эксперименты Введенского в чем-то предвосхищают постмодернистскую идею сознательного создания хаотичности, понимание хаоса как достигнутого в результате целенаправленной процедуры по отношению к семантическим средам. А его идея смыслопорождающей функции бессмыслицы созвучна синергетической идее креативности хаоса. Ведь любое высказывание, лишенное видимого смысла, тем самым лишено и моносемантичности, смысловой финальности, закрытости для смыслогенеза.
     Другой поэт - чинарь, Д.Хармс в цикле рассказов "Случаи" попытался воссоздать картину мира с помощью особой логики искусства, отличной от логики "житейской". Сам термин "случай" играет у Хармса двумя гранями - семантикой "случившегося" (происшедшего, бывшего) и семантикой "случайного" (произвольно взятого среза бытия). Хармса и Введенского объединяла тема абсурда, бессмыслицы, у Введенского превалировала семантическая бессмыслица, у Хармса - ситуационная. Абсурдными могут быть не только связи слов, но и самих предметов. Можно говорить об абсурдной ситуации, когда "мир вывернулся из своей коленной чашечки" (Шекспир).
     Возможно, творчество поэтов-чинарей - это самое близкое соприкосновение российской художественно-философской традиции с французским экзистенциализмом. Понятие "абсурда" использовалось экзистенциализмом как атрибутивная характеристика отношений человека с миром, лишенным "смысла" и враждебным человеческой индивидуальности.
     
Список литературы
1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 тт. - М.: ОЛМА - ПРЕСС, 2001.
2. Введенский А.И. Полное собрание произведений: В 2 т. - Т.1. - М.:Гилея, 1993. - 285 с.
3. Введенский А.И. Полное собрание произведений: В 2 т. - Т.2. - М.: Гилея, 1993. - 271 с.
4. Померанц Г. Язык абсурда //Померанц Г. Выход из транса. - М.: 1995. - С.435-478.
     

     Оригинал находится здесь

Rambler's Top100      

Hosted by uCoz